суббота, 10 декабря 2016 г.

● РУССКИЙ ЯЗЫК. ТО, О ЧЕМ МЫ НЕ ДОГАДЫВАЕМСЯ - ЧАСТЬ 2.

Рада вновь тебя приветствовать, дорогой друг! Если ты вновь сюда заглянул, значит, тебе было интересно. Надеюсь, что и эта статья для тебя окажется интересной и полезной.

МЫ ПРОДОЛЖАЕМ:

Доказательства были приведены академиком П.П. Гаряевым в его работе «Волновой геном», где описаны многочисленные опыты. В некоторых из этих опытов брали совершенно мёртвые зёрна пшеницы и воздействовали на них обычной человеческой речью, пропущенной через микрофон и спектрограф, т.е. преобразованной в
электромагнитные волны. 
Речь человека оказывала на растения совершенно невероятный, ни с чем не сравнимый эффект: 90% мёртвых зёрен пшеницы оживали!
При этом результат поражал устойчивостью и повторяемостью.


 В другом опыте брали живые семена растения и воздействовали на них таким же путём преобразованной в электромагнитные волны речью, содержащей нецензурную брань с матом. При этом все подопытные семена погибали. Под микроскопом было видно, что у них порвались хромосомные нити и полопались мембраны, что было адекватно воздействию радиоактивного облучения интенсивностью порядка 40 тыс. рентген в час!

Таким образом, было подтверждено, что наша речь, слова и даже письменные тексты имеют ещё и электромагнитную, и торсионную природу.



Учёные, сравнив волновые характеристики ДНК растений и речи человека, установили, что они совпадают на 30%, а, следовательно, оказывается, что в ДНК растений (и не только растений) заложены характеристики человеческой речи.
Работа с лингвистами и математиками МГУ показала, что структура человеческой речи, книжного текста и структур последовательности ДНК, т.е. хромосом, математически близки. Это доказывает, что на организм человека можно воздействовать через язык. Факты эти были обнаружены относительно недавно, и их сразу попытались использовать в работах, ставящих целью изменение сознания человека, независимо от его воли.

Джон Колеман в своей известной книге «Комитет 300» утверждает, что Тавикстокский институт человеческих отношений, входящий в состав Суссекского университета и Калифорнийский научно-исследовательский Стэнфордский институт разрабатывают специальные тексты, слова, шутки, анекдоты, предназначенные для массового управления людьми, и прежде всего, молодёжью, путём изменения их сознания помимо их воли. В недрах этих организаций разработаны программы зомбирования людей, особенно наиболее уязвимой молодёжи, не выработавшей ещё навыков защиты. 
Так, по свидетельству Колемана, существует программа под названием «Изменеиие облика человека». В кого же должен превратиться человек? В зверя? В идиота?
Коллеман пишет, что необходимо обратить внимание на намеренно раздражающий, вызывающий язык тинейджеров, мерчендайзеров, ряда других групп людей. «Молодёжи и в голову не может придти, что все эти нетрадиционные ценности, к которым они стремятся, вырабатываются почтенными, пожилыми учёными в мозговых центрах Стэнфордского университета». Например: «Изменить любимому кофе – то же, что изменить любимому мужчине». А что такое неземное блаженство? Оказывается, всего лишь новая шоколадка!

Молодёжь учат: «Бери от жизни всё!» (ничего не давая взамен, заметим). В результате наша «умножадная» (!!!) молодёжь «обогатила» свою лексику такими перлами и, к сожалению, понятиями как: бой-френд, гей-клуб, бодипирсинг, ксивник, лейбл, пофигист, ништяк, хавальник, шопинг, татуаж, транссексуал, прикид и т.д. 
Эти слова и понятия, которых не было раньше, хлынули лавиной в незащищённые умы и души, превращая их в хранилище аморальных разлагающихся отбросов. При этом высокие понятия опошляют, принижают, «замещают». Например, в институтской студенческой среде экзамен по современному русскому языку называют «сря», а сам! наш язык («великий и могучий») аббревиатурой «ВиМ».

Всё это теперь известно, об этом много пишут, и все эти извращения в принципе можно было бы легко прекратить, т.к. у нас есть литературный язык с его строгими правилами и нормами. Но… не хотят и порою даже насаждают и принуждают к противному, насильно заменяя исходный основной корнеслов русского языка. С упоением занимается этим, например, пятая власть – телевидение. 
Если раньше мы могли в произношении равняться на дикторов радио и телевидения, то сегодня это чревато последствиями безграмотности.

Можем ли мы оставаться равнодушными к искажению русского языка?
И должны ли мы добиваться принятия закона о языке, защищающего наш язык, как это уже сделано во многих странах, например, во Франции?

Как ты считаешь, дорогой друг?

 А вот господин Швыдкой нагло заявляет, что русский язык без мата не бывает, что язык – это стихия и регулировать её, дескать, нельзя.

Ложь! Наглая ложь! У нас есть литературный язык, выработанный тысячелетиями. Мы имеем самый большой лексический фонд: около 1 млн. слов активного словаря.

 Для сравнения:
 словарь Пушкина насчитывает 22 тыс. слов, словарь Ленина – около 30 тыс.,
 а словарь Шекспира– 16 тыс., словарь Сервантеса – 18 тыс.

 Великая литература, которой нет ни у кого в мире!

 Отрегулировать словоупотребление на телевидении и радио, в театре и литературе не составляет больших трудностей. И для этого нужно, в числе прочего, запретить в законодательном порядке "швыдким" калечить русский язык и русские души.

С этим всё ясно. 


Дорогой друг!
Если тебя взволновала эта статья, поделись ею с друзьями.
Напиши в комментариях, что ты думаешь обо всём этом. 
Полезна ли для тебя эта информация?
Мне важна обратная связь!